Принцип эстоппель (потеря права на возражения) применяется судами при заявлении стороной в процессе рассмотрении дел о выдаче листов на принудительное исполнение или отмене решений третейского суда возражений относительно компетенции суда. Суды приходят к выводу о том, что отсутствие возражений против компетенции арбитража, направление отзыва на иск и иных письменных документов арбитражу от ответчика свидетельствуют о согласии ответчика с компетенцией арбитража.

Положение об эстоппеле нашло отражение в Законе РФ от 07.07.1993 N 5338-1 “О международном коммерческом арбитраже”, а теперь и в принятом на днях Федеральном законе от 29.12.2015 N 382-ФЗ “Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации” (вступает в силу с 1 сентября 2016 года). В соответствии со статьей 4 обоих документов если сторона, которая знает о том, что какое-либо диспозитивное положение настоящего закона или какое-либо требование, предусмотренное арбитражным соглашением, не было соблюдено, и тем не менее продолжает участвовать в арбитраже, не заявив возражений против такого несоблюдения без неоправданной задержки, а если для этой цели предусмотрен какой-либо срок, в течение такого срока, она считается отказавшейся от своего права на возражение.

  • Определение Верховного Суда РФ от 24.02.2015 по делу N 304-ЭС14-495, А67-1587/2014

Общество неоднократно высказывалось по существу спора, что дополнительно отражено в отзыве на исковое заявление, что трактуется ст. 89 Регламента третейского суда, как представление стороной первого заявления по существу спора, то есть согласие на рассмотрение спора третейским судом. Незаявление об обстоятельстве в начале третейского разбирательства, при подтверждении свободного волеизъявления стороны на его выбор, в целях пресечения необоснованных процессуальных нарушений должно расцениваться как потеря права на возражение (эстоппель). При подобных обстоятельствах знание и умолчание об этом факте в третейском разбирательстве в целях оспаривания компетенции, и заявление об этом в государственной процедуре с целью отмены или неисполнения третейского решения, может быть оценено как недобросовестное процессуальное поведение заявляющей об этом стороны. Подобное процессуальное поведение может быть расценено как злоупотребление правом в целях неисполнения третейского решения, состоявшегося не в его пользу.

В ранее упоминаемом блоке об аффилированности в Определении Верховного Суда РФ от 19.03.2015 по делу N 310-ЭС14-4786, А62-171/2014 суд также ссылался на эстоппель, удовлетворяя требования о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Поскольку о факте аффилированности третейского суда с истцом сторонам было известно уже на этапе третейского разбирательства (ответчик не заявлял о том, что узнал об этом факте после вынесения решения третейским судом), незаявление об этом обстоятельстве в начале третейского разбирательства в целях пресечения необоснованных процессуальных нарушений должно расцениваться как потеря права на возражение (эстоппель). При подобных обстоятельствах знание об аффилированности и умолчание об этом факте в третейском разбирательстве в целях оспаривания компетенции, и заявление об этом в государственной процедуре с целью дезавуирования третейского решения, может быть оценено как недобросовестное процессуальное поведение со стороны такого субъекта.

  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.08.2015 N Ф05-9366/2015 по делу N А41-11651/15

Суд кассационной инстанции обратил внимание на то, что возможность применения принципа эстоппель в арбитражном процессе определена сложившейся судебной практикой по рассматриваемому вопросу. Общество неоднократно высказывалось по существу спора, что дополнительно отражено в отзыве на исковое заявление, что трактуется Регламентом третейского суда, как представление стороной первого заявления по существу спора, то есть согласие на рассмотрение спора третейским судом.

При этом, как отметил суд кассационной инстанции, главная задача принципа эстоппель состоит в том, чтобы воспрепятствовать стороне получить преимущества и выгоду, как следствие своей непоследовательности в поведении в ущерб другой стороне, которая добросовестным образом положилась на определенную юридическую ситуацию, созданную первой стороной.

  • Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.05.2005 N 207/04 по делу N А40-11425/03-30-89

ВАС пришел к выводу о наличии компетенции третейского суда, так как общество никаких возражений в отношении существования третейской оговорки, ее толкования, компетенции арбитража и арбитров по рассмотрению данного спора не выдвигало.

Принцип действует и в обратном случае, когда сторона в государственном суде ссылается на третейское соглашение.

  • Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 октября 2011 г. N ВАС-8661/11 по делу N А60-7981/2010-С2

Факт участия компании в судебном разбирательстве и отсутствие возражений в отношении компетенции российского суда, а также отсутствие заявлений о наличии арбитражного соглашения до первого заявления по существу спора позволяют сделать вывод о потере компанией права ссылаться на арбитражное соглашение (принцип эстоппель) в вышестоящих инстанциях и в силу пункта 5 части 1 статьи 148 АПК РФ, а также на основании пункта 10 части 1 статьи 247 АПК РФ дают право российскому суду рассматривать спор.

Сами третейские суды тоже применяют принцип потери права на возражения. Арбитражный третейский суд г. Москвы издал Информационное письмо от 25.09.2015 N 522 “Обзор судебной практики применения арбитражными судами принципа эстоппель при рассмотрении дел о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (на примере дела N А40-78243/15)”.

Факт участия общества в судебном разбирательстве Арбитражного третейского суда города Москвы и отсутствие возражений в отношении компетенции данного третейского суда позволили суду сделать вывод о потере обществом права ссылаться на возражения по данному аспекту на последующих стадиях конфликта (принцип эстоппель).


По вопросам, связанным с оказанием юридических услуг по сопровождению судебных споров в третейских судах , вы можете обратиться к автору:

Владимир Ефремов,

руководитель судебной практики Trendlaw

e-mail: efremov@trendlaw.ru

тел. +7 (903) 523 49 25

тел. + 7 (495) 790 64 46

Владимир в Facebook