Судебная практика исходит из того, что аффилированность суда не является основанием для отмены третейского решения или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если выбор такого аффилированного третейского органа участниками спора был свободным, не было давления (заблуждения и т.п.) в отношении нейтральной стороны, и аффилированность не повлекла небеспристрастность конкретных арбитров. Между тем, практика судов общей юрисдикции показывает в сравнении с арбитражными судами большую «лояльность» к аффилированным со стороной арбитражам.

  • Определение Верховного Суда РФ от 24.02.2015 по делу N 304-ЭС14-495, А67-1587/2014

Верховный Суд пришел к выводу о необходимости удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, исходя из того, что при отсутствии доказательств пристрастности конкретных арбитров по отношению к данной стороне спора, а также того, что воля обеих сторон настоящего спора на выбор аффилированного третейского суда была несвободной, формулировалась в условиях заблуждения факт аффилированности третейского суда и стороны спора не может, как таковой, свидетельствовать об ущемлении прав стороны и о получении ввиду этого неоправданных и незаконных преимуществ.

Правовая природа третейского разбирательства в экономических отношениях основана на сложившемся исторически понимании третейского суда как органа разрешения споров при объединениях предпринимателей между участниками такого объединения (палаты, ассоциации, гильдии и т.п.), как суда третьей стороны, но такой же профессиональной, по отношению к двум другим спорящим. В таком случае третейский суд будет всегда аффилированным с обеими спорящими сторонами. Гарантия беспристрастности третейского суда в данном случае обеспечивается через беспристрастность конкретного состава арбитров, которая предполагается, если не доказано иное, и достигается за счет того, что третейский суд равно связан с обеими сторонами, каждая сторона может выбрать своего арбитра из списка или представить своего арбитра за пределами списка, либо стороны могут согласовать кандидатуру единственного арбитра, которому обе они доверяют.

Закон о третейских судах, действующий в Российской Федерации, допускает создание постоянно действующих третейских судов как объединениями предпринимателей, так и иными юридическими лицами. Закон также не содержит положений, предусматривающих возможность разрешения третейским судом споров исключительно членов объединения, при котором он создан, или лиц, аффилированных юридическому лицу, создавшему третейский суд.

Следовательно, связь третейского суда и юридического лица (объединения), при котором он создан, либо учредителей такого юридического лица (объединения) не исключает обращения в такой третейский суд стороны, не являющейся участником такого объединения, учредителем юридического лица при условии соблюдения стандартных гарантий справедливого разбирательства: свободы воли при выборе третейского суда и государственного судебного контроля за беспристрастностью третейского суда в традиционных процедурах оспаривания и принудительного исполнения третейского решения.

  • Определение Верховного Суда РФ от 19.03.2015 по делу N 310-ЭС14-4786, А62-171/2014

Требование о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда удовлетворено, поскольку участники спора выразили свою волю на отказ от государственного правосудия и разрешение споров из договора между ними посредством третейского разбирательства в определенном третейском органе, аффилированном с одной из сторон спора.

Ответчик, несмотря на наличие обстоятельства аффилированности его контрагента и третейского суда, признавал третейский суд компетентным средством разрешения спора, “своим судом” в контексте права на справедливый суд.

  • Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.05.2012 N 16541/11 по делу N А50-5130/2011

В удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано, поскольку создание третейского суда одним из контрагентов по гражданско-правовому договору (или аффилированным с ним лицом) с одновременной возможностью рассмотрения споров в таком третейском суде с учетом того, что другая сторона лишена возможности выполнять подобные действия, свидетельствует о нарушении гарантии объективной беспристрастности суда.

  • Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.10.2013 N 8445/13 по делу N А40-147862/12-29-1477

ВАС пришел к выводу о необходимости отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в виду нарушения принципа беспристрастности третейского суда. ВАС указал, что принцип состоит из двух составляющих: объективной беспристрастности суда и субъективной беспристрастности судей, рассматривающих конкретный спор. Общество является одновременно юридическим лицом, создавшим, финансирующим и контролирующим третейский суд как постоянно действующий институт третейского разбирательства, и аффилированным лицом одной из сторон рассмотренного в этом суде спора. Вывод суда кассационной инстанции о том, что порядок избрания третейских судей, предусмотренный регламентом третейского суда, обеспечивает соблюдение принципа беспристрастности и в тех случаях, когда лишь одна из сторон спора является организацией, связанной с истцом, не может быть признан правильным.

Таким образом, Высший Арбитражный Суд РФ пришел к выводу о возможности отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда ввиду нарушения гарантии объективной беспристрастности.

Данные довод противоречит позиции Конституционного Суда РФ, отраженной в Постановлении от 18.11.2014 N 30-П и в Определении от 09.12.2014 N 2750-О – нарушение гарантий беспристрастного разрешения спора предполагает нарушение принципа беспристрастности именно составом третейского суда.

Следовательно, отказ в принудительном исполнении третейского решения возможен по этому основанию со ссылкой на пункт 2 части 3 статьи 239 АПК РФ, если конкретным составом третейского суда был нарушен принцип беспристрастности разрешения спора, в том числе ввиду наличия организационно-правовой связи третейского суда с одной из сторон спора, и это привело к нарушению баланса прав участников спорных отношений (субъективное право стороны осталось без справедливой судебной защиты).


По вопросам, связанным с оказанием юридических услуг по сопровождению судебных споров в третейских судах , вы можете обратиться к автору:

Владимир Ефремов,

руководитель судебной практики Trendlaw

e-mail: efremov@trendlaw.ru

тел. +7 (903) 523 49 25

тел. + 7 (495) 790 64 46

Владимир в Facebook


Автор иллюстрации:

Виктория Иванова, фотограф

Виктория в Facebook

С работами Виктории можно ознакомиться здесь.