Существует судебная практика по отказу в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда ввиду альтернативности заключенного сторонами третейского соглашения, предусматривающего право истца осуществить выбор юрисдикционного органа для разрешения возникшего спора – третейский или государственный суд. В качестве основания для такого отказа суды указывают на нарушение третейским решением принципов российского права (принцип правовой определенности при определении подсудности гражданского дела, равноправие сторон и т.п.), что является безусловным основанием для отказа в выдаче исполнительного листа в силу подпункта 2 части 2 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса РФ, подпункта 2 части 3 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Между тем, практика высших судебных инстанций однозначна в данном вопросе – такое условие является паритетным, предоставляет равные возможности обеим сторонам договора выбирать суд для разрешения спора, поэтому не нарушает права и интересы сторон, не противоречит принципам российского права. Более того, такие судебные акты противоречат постановлениям Конституционного Суда РФ, которые  обязательны для всех судебных органов государственной власти.

  • Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 06 ноября 2015 года по делу № 33-33426/2015

Положение кредитного договора и договора поручительства содержат указания о разрешении всех споров и разногласий, возникающих из договора или в связи с ним, в том числе касающихся его возникновения, изменения, нарушения, исполнения, прекращения действия, незаключенности, недействительности, по выбору истца подлежат рассмотрению либо в Третейском суде либо в компетентном суде в соответствие с законодательством Российской Федерации.

Судебная коллегия, анализируя указанные обстоятельства, пришла к выводу что решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права, в частности принцип правовой определенности…

  • Определение Верховного Суда РФ от 27.05.2015 по делу N 310-ЭС14-5919, А62-1635/2014

Положение третейских оговорок, предоставляющее истцу право выбора – возможность обратиться в государственный суд либо третейский суд, – не является диспаритетным, поскольку сами третейские оговорки не обозначают конкретную сторону (конкретное лицо), которой такой выбор предоставляется, указывая лишь на истца, как обладателя права, в то время как при возникновении правового спора истцом в деле может оказаться любая из сторон договора, как кредитор, так и должник.

  • Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 19.06.2012 N 1831/12

 Стороны гражданского разбирательства должны иметь равные процессуальные права и исходя из общих принципов осуществления защиты гражданских прав, соглашение о разрешении споров не может наделять лишь одну сторону (продавца) контракта правом на обращение в компетентный государственный суд и лишать вторую сторону (покупателя) подобного права (диспаритетная юрисдикционная оговорка). В случае заключения такого соглашения оно является недействительным в части, закрепляющей неравные процессуальные возможности для его участников в защите своих процессуальных прав, как нарушающее баланс прав сторон. Следовательно, сторона, право которой нарушено таким соглашением о разрешении споров, также вправе выбирать средство разрешения спора на альтернативной основе.

  • Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.06.2007 N 6920/07 по делу N А32-8964/2006-50/2ТР

Стороны договорились о возможности предъявления иска по выбору истца в точно указанный в третейской оговорке третейский суд или в арбитражный суд в соответствии с правилами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о подсудности. Действующее российское законодательство не запрещает заключать третейское соглашение на подобных условиях.

Указанные выводы сообразуются с позицией Конституционного Суда РФ по этому вопросу.

  • Постановление Конституционного Суда РФ от 18.11.2014 N 30-П “По делу о проверке конституционности положений статьи 18 Федерального закона “О третейских судах в Российской Федерации”, пункта 2 части 3 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 10 Федерального закона “О некоммерческих организациях”, Постановление Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011 г. N 10-П, Определение Конституционного Суда РФ от 24.03.2015 г. № 628-О, Определение Конституционного Суда РФ  от 05.02.2015 г. № 233-О и др.

К числу общепризнанных в современном правовом обществе способов разрешения гражданско-правовых споров, проистекающих из свободы договора, которой наряду с автономией воли участников предпринимательской и иной экономической деятельности обусловливаются диспозитивные начала гражданско-правовых и гражданско-процессуальных отношений, относится обращение в третейский суд – международный коммерческий арбитраж или внутренний третейский суд (постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный сторонами для решения конкретных споров). Предоставление заинтересованным лицам права по своему усмотрению обратиться за разрешением спора в государственный суд (суд общей юрисдикции, арбитражный суд) в соответствии с его компетенцией, установленной законом, или избрать альтернативную форму защиты своих прав и обратиться в третейский суд – в контексте гарантий, закрепленных ст. 45 (ч. 2) и 46 Конституции РФ, само по себе не может рассматриваться как их нарушение, а, напротив, расширяет возможности разрешения споров в сфере гражданского оборота.


По вопросам, связанным с размещенными материалами, Вы можете обратиться к автору:

Владимир Ефремов, судебный юрист

e-mail: vladimir.v.efremov@gmail.com

тел. +7 903 523 49 25

Владимир в Facebook

Владимир в Linkedin


Автор иллюстрации:

Виктория Иванова, фотограф

Виктория в Facebook

С работами Виктории можно ознакомиться здесь.